Государству нужнее

Налог на депозиты как контрольный выстрел во «внутреннего инвестора».

Мощный общественный резонанс вызвало заявление замминистра финансов Алексея Моисеева о потенциальном введении налогов на депозиты населения. Он же свое заявление почти сразу дезавуировал, но тема не иссякла. Появились разные версии причин такого выступления и интерпретации сказанного. Идея настолько неоднозначная и провокационная, что вызвала даже резкие комментарии некоторых официальных лиц. Кто-то посчитал, что это проверка общественного настроения и попытка «прощупать» почву на различные фискальные инициативы, и мы еще услышим несколько вариантов новых налогов.

Была даже конспирологическая версия, что эта идея родилась в недрах инвестиционного сообщества в пику, так сказать, банковскому. Конечно, один из аргументов, озвученных Моисеевым, это как раз уравнять те же облигации и депозиты с точки зрения налоговых последствий для инвесторов. С купона по облигациям налог платят, с депозитов, кроме высокодоходных, — нет, проще не убирать налог с доходов по облигациям, а установить новый на все вклады. Однако не стоит, как известно, искать заговор в тех случаях, где есть более простое объяснение. Очевидно, что администрирование такого налога действительно было бы очень простым — чуть ли не самым простым среди всех видов налогов. А с учетом того, что тема наполнения бюджета становится на ближайшие годы все более острой, ключевая задача Минфина — поиск простых решений в администрировании и сборе налогов. Налог на депозиты с такой точки зрения, если отбросить его экономические, социальные и иные минусы, просто идеальный налог.

При этом справедливости ради отметим, что на самом деле налог на депозиты в России уже существует. Так, согласно статье 214 пункту 2 Налогового кодекса РФ, под налогообложение попадают такие доходы по вкладам, которые:

1) Хранятся в рублях и на условиях, когда процентная ставка по депозиту больше ставки рефинансирования Центрального банка РФ (на данный момент приравнена ключевой ставке 10%) на 5% годовых. При этом эта ставка должна действовать на весь период, по которому были начислены проценты.

2) Хранятся в валюте на условиях, когда уровень процентной ставки превышает 9% годовых.

Таким образом, налог на вклады в России уже действует. Другое дело, что касается он не слишком большого количества вкладчиков, поскольку найти столь высокие проценты годовых весьма проблематично.

На самом деле, не полностью соответствует действительности и тезис Моисеева о том, что отсутствие налогов на вклады (вне зависимости от их ставки годовых) в России — исключительный случай в мировой практике. На проверку оказывается, что таких стран в мире не так уж и мало. Одним из показательных примеров является Литва, где подобный налог действует с 2014 года. Там доход на проценты облагается налоговой ставкой в размере 15%. При этом с 2015 года платить обязаны только владельцы тех вкладов, проценты по которым превышают сумму в три тысячи евро. Облагаются налогом вклады на Украине, где налог на прибыли с депозитов собирается уже несколько лет. При этом с прошлого года банки выступают в качестве налоговых агентов и сами уплачивают необходимый налог в размере тех же 15%. Перечисление суммы в общегосударственный бюджет происходит один раз в месяц.

Также налоги на депозиты введены, например, в Англии, Испании, а также Германии. Помимо депозитов, налог с которых удерживается в банках автоматически при выплате вкладчику причитающихся ему процентов, налог там собирается с доходов от ценных бумаг, а также с дивидендов, которые получили участники обществ с уставным капиталом в процессе распределения полученной прибыли. Наконец, подобная практика с этого года действует и в Белоруссии. Естественно, это не полный список стран, где действует подобная практика налогообложения. При этом даже перечисленных примеров достаточно для того, чтобы показать: вариантов подобных сборов существует масса, причем в большинстве случаев они, так или иначе, дифференцируются.


«По депозитам есть совершенно исключительный в мировой практике налоговый вычет, когда люди в принципе не платят по ним ничего. Человек, имея миллиард рублей на депозите, а такие люди есть, и их довольно много, не платят никаких налогов с доходов своих депозитов. Так больше делать нигде нельзя», — посетовал заместитель министра финансов РФ Алексей Моисеев.


Если же их не отбрасывать, то после заморозки пенсионных накоплений это может быть таким контрольным выстрелом во «внутреннего инвестора». Очень наивно предполагать, что вкладчики после введения такого налогообложения будут рассматривать альтернативные инвестиции — те же облигации, ПИФы. Реальной реакцией будет, конечно же, «голосование ногами»: и очередной удар по доверию к финансовым инструментам. На самом деле и сейчас доходы от депозитов облагаются налогом, но только при высокой доходности. Сейчас под налогообложение процентных доходов попадают доходы по рублевым вкладам, если процентная ставка по вкладу превышает ставку рефинансирования на 5 п.п, а также по валютным вкладам, если процентная ставка по ним превышает 9% годовых. К таким вкладам, конечно, относится очень малая часть и введение НДФЛ на доходы по всем  вкладам может дать существенную прибавку в бюджет в краткосрочном периоде, но что будет дальше?

Депозиты — такой же инвестиционный инструмент, как и облигации. А вкладчики финансируют в экономику так же, как и инвесторы в ценные бумаги. А вот наличность — это не инвестиции, иностранная валюта — это отток капитала из страны. Доверие к финансовому рынку и финансовым инструментам по всем социологическим опросам сейчас ниже, чем в середине 2000-х. Причины, полагаю, очевидны. Пенять на низкую финансовую грамотность тут тоже неуместно — реакция на периодический шок иной и не может быть. Дополнительная фискальная нагрузка при низком доверии — верный путь к оттоку средств из банков, но вовсе не на облигационный рынок. На повестке сейчас реформирование системы страхования вкладов — вот тут как раз здравая идея разделения рисков вкладчиков с системой в части процентного дохода, когда гарантируется полностью «тело» вклада, но не процентный доход по нему при наступлении страхового случая. Это и правильная мотивация в части аппетитов к риску, и снижение нагрузки на ССВ. И такая реформа не может быть совмещена с введением полноценного налогообложения доходов по депозитам.

Мы много лет искали: где же инвестор? Где «длинные» деньги, да черт с ними, с «длинными», где хотя бы стабильная ресурсная база для российской экономики? Дело не столько в том, что у нас низкая склонность к сбережениям (она, кстати, на среднемировом уровне). Россия много лет ставит антирекорд по дельте между сбережениями и инвестициями, то есть экономика генерирует сбережения, но они не инвестируются внутри страны полностью: вот он отток капитала, в том числе и в виде покупки иностранной валюты, иностранной недвижимости и т.д. Депозитная база — это и есть сейчас наш ключевой инвестиционный ресурс. Пенсионная система стала заложником бюджетных проблем и фактически превратилась из источника длинных денег в короткий ресурс для закрытия «дыр». Депозитная база — это и крупные, и массовые вкладчики — работает на экономику. Не стоит эту конструкцию пробовать на прочность.

Автор: Олег Меньшов.

Написать отзыв